ninazino (ninazino) wrote,
ninazino
ninazino

Опять про выборы

Смутили таки мою душу: нешто пойти? Много рассуждений и обсуждений в ленте на эту тему, вот и смущают :))
Вот очень интересная статья от podmoskovnik Выбора нет.
Советую прочитать ее целиком, там масса очень наглядного материала, сопровождаемого интересным обсуждением. В частности, дается попытка объяснить столь непонятный феномен, как подтасовка в условиях, когда для победы она практически не нужна, и так скорее всего выиграют. Надо признать, меня этот вопрос давно мучает. Но, оказывается, такое бывает, в России или там в Зимбабве, чем объясняется -- читайте в статье :))

    Относитесь к выборам, как к игре с беспредельщиком, который беззастенчиво нарушает правила, вмешиваясь в подсчет голосов. Поэтому и голосование должно быть в некотором смысле игровым: на победу рассчитывать не стоит, но выставить противника дураком и осложнить его шулерскую жизнь — можно.

    Ваш самый искренний и потому неконструктивный ход — разорвать или унести бюллетень, не проголосовав. Избиркомам бюллетени всегда выдают с запасом: если на участке зарегистрировано 1000 человек, а ожидаемая явка — 50-60%, то бюллетеней дадут 800-1000. Уничтожая или унося свой бюллетень, вы оставляете вакантное место, которое с удовольствием заполнят бюллетенем из запаса с отметкой за правильную партию.

    Чуть более конструктивный ход — испортить бюллетень. Он считается недействительным, если невозможно однозначно установить результат волеизъявления. Результат определяется по наличию любого значка в окошке напротив названия партии. Если вы перечеркнете весь список, а поверх напишете: «В сортах говна не разбираюсь!» — но хвостик какой-либо буквы попадет в одно из окошек, избирком сочтет, что именно за это окошко вы и голосовали. Недействительным же будет признан бюллетень, где отметки стоят минимум в двух окошках. Минус стратегии в том, что по закону думские кресла распределяются пропорционально между партиями, которые набрали больше 7%. Допустим, 50% проголосовало за «Единую Россию», 20% — за КПРФ, 10% — за ЛДПР и еще 20% бюллетеней признаны недействительными. Набранные тремя партиями в сумме 80% при дележе мандатов будут считаться за 100%. Значит, округляя, ЕР получит 63% мандатов, КПРФ — 25%, а ЛДПР — 12%. Увеличивая долю недействительных бюллетеней, вы расширяете представительство партий, которым не симпатизируете.

    Следующая ступень вверх по шкале конструктивности — игра по «варианту Навального»: за любую партию, кроме главной. Многие по этому принципу намерены голосовать за КПРФ или ЛДПР. Здесь есть свой резон — возможности фальсификаторов не беспредельны, и рост любых других партий действительно снижает долю ЕР. Но появляется смысловая развилка. Коммунисты (как и ЛДПР) в любом случае гарантированно будут в Думе, и велика ли разница — с 15% или 20%? Между тем у «Справедливой России» и (в значительно меньшей степени) «Яблока» есть шанс пройти 7-процентный барьер. Может, лучше попытаться помочь им? Честно сказать, эффект от их присутствия/отсутствия в грызловском парламенте тоже не слишком велик. Но мы договорились — без звериной наивности: чем больше там партий, тем выше конкуренция, а на большее рассчитывать не приходится. Риск в том, что если «мелким» не дадут набрать 7%, их голоса опять же уйдут к победителям.

    Понятно, все перечисленные варианты имеют смысл, только если голоса считают более или менее чест­но. Надо иметь в виду, что страна в этом отношении очень неоднородна. Приведу для ясности один пример: 11 ноября 2006 года глава дагестанского ЦИКа Магомед Халитов обратился к тогдашнему президенту республики Муху Алиеву с прось­бой пресечь нехорошую практику, когда «отдельные руководители районов и городов под видом обеспечения безопасности собирают все участковые избирательные комиссии со всей документацией в зданиях администраций и проводят пересчет бюллетеней до тех пор, пока не получат нужный результат». Отсюда вывод: голосовать в Дагестане и других зонах управляемого голосования вообще смысла нет — все равно пересчитают. Близкая ситуация и в русской сельской провинции, где районный руководитель креслом отвечает за результат и к тому же нет наблюдателей, прессы и интернета. Второй вывод: в продвинутой городской среде, наоборот, голосовать необходимо. Чем меньше горожан придет на выборы, тем больший относительный вклад в общий результат внесут нарисованные селяне Дагестана с явкой в 90% и такой же монолитной поддержкой партии власти. Если бы города вообще не ходили на выборы, у «Единой России» было бы около 70%.

    Итак, предположим, вы живете в городе. Тогда — ряд практических рекомендаций. Если вы давно не голосовали, стоит прийти на участок к закрытию, без пятнадцати — без двадцати восемь. Не исключено, что в альбоме выдачи бюллетеней за вас кто-то уже расписался. И, значит, проголосовал. Такое нередко делают с многолетними «молчунами». Что ж, хороший повод прервать молчание и устроить вежливый скандал. Пригласите наблюдателя, попросите составить акт о нарушении. Не обращайте внимание на сказки членов избиркома о досадной нелепой ошибке и величаво требуйте официальный акт. Посчитайте, сколько фамилий на развороте журнала и сколько подписей — это будет ваша личная выборочная оценка явки. Подобные нехитрые шаги лишают манипуляторов драйва. Они же не знают, каковы ваши реальные намерения и возможности. Когда и если вышестоящее начальство попросит их подкорректировать результат, им будет трудней фальсифицировать протокол, зная, что за ними следят.

    Через день-два не поленитесь зайти на сайт cikrf.ru и найти среди глубоко спрятанных результатов ваш участок. Посмотрите, насколько совпадают с официальными данными ваши наблюдения/ощущения и ваша выборка по явке. Если на вашем развороте альбома были подписи четверти избирателей, а на сайте явка 40% — это признак приписки. Ваша выборка — не маленькая, она составляет 5-10% от всех проголосовавших на участке, поэтому отклонение не должно быть слишком большим. Да оно, скорее, всего и не будет: когда комиссия чувствует, что ею интересуются, у нее нет настроения беспредельничать.

    Далее. Если вам удалось зафиксировать нарушения, самое бесполезное, что вы можете сделать, — это обратиться с жалобой в разного рода наблюдательные учреждения и «горячие линии» при Центризбир­коме, Общественной палате, СНГ и проч. Они созданы самой властью как раз для того, чтобы аккумулировать, а затем похоронить ваши претензии. Лучше обратиться к реально независимым общественным организациям, которые систематизируют информацию о нарушениях и публикуют отчеты, вызывающие устойчивое раздражение у российской бюрократии и столь же устойчивый интерес в Евросоюзе, ПАСЕ, БДИПЧ и проч. Это, например, ассоциация «Голос» или «Новая газета».


PS: Еще интересно, отчего такое бурное обсуждение выборов и возможных стратегий на них в условиях, когда все понимают, что никаких выборов не будет? Мне кажется, это понятно: общество лихорадочно ищет способ подать хоть какой-то сигнал власти, хоть какую-то обратную связь найти. Типа, ау, мы еще здесь...
Subscribe

  • Какая странная страна

    Если не сказать — мерзкая. Там человеку в реанимации НЕ дают телефона. Это же против всех мыслимых правил. Против вообще всего мыслимого.

  • В ответ на мой пост о том, что люди меняются

    Пришел ответ: Конечно не меняются. Меняются интересы и пристрастия. Да и то поверхностно. Конечно меняются (без запятой, как в оригинале). Просто…

  • Феномен, однако

    Что меня до сих пор удивляет, так это внезапный дефицит туалетной бумаги в начале пандемии. Казалось бы, где вирус и где бумага? И это — в Америке,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Какая странная страна

    Если не сказать — мерзкая. Там человеку в реанимации НЕ дают телефона. Это же против всех мыслимых правил. Против вообще всего мыслимого.

  • В ответ на мой пост о том, что люди меняются

    Пришел ответ: Конечно не меняются. Меняются интересы и пристрастия. Да и то поверхностно. Конечно меняются (без запятой, как в оригинале). Просто…

  • Феномен, однако

    Что меня до сих пор удивляет, так это внезапный дефицит туалетной бумаги в начале пандемии. Казалось бы, где вирус и где бумага? И это — в Америке,…