ninazino (ninazino) wrote,
ninazino
ninazino

Category:

Новые обвинения, новый срок Навального?

Находящемуся в тюрьме лидеру оппозиции грозит еще три года заключения. Таким образом, он может остаться за решеткой и после президентских выборов 2024 года.

Мне кажется, они выйдут одновременно: когда один -- из Кремля, тогда другой из тюрьмы.
Ремчуков в "Особом мнении" на Эхе высказал небесспорную, но в чем-то здравую, кмк, мысль:
    Надо признать, что с середины января по середину июля произошел жесточайший разгром несистемной оппозиции после возвращении Навального, о котором еще год назад никто не мог говорить вот на фоне белорусских событий. Никто не предполагал, что все это превратится в разгром — организационный , кадровый, с заточением людей, с эмиграцией, с бегством людей. То есть ситуация полностью поменялась за полгода, из чего, с моей точки зрения, следует, что это была серьезнейшая ошибка тех, кто решил, что Навальный должен был вернуться. И это надо иметь политическую ответственность — я не говорю о мужестве — признавать: ошибка сделать из него сидельца притом, что все смылись, кто мог, других закрыли, — это, конечно, очень жесткий сценарий. Но он, с моей точки зрения, вытекает из ошибки в оценке уровня накаленности ситуации в обществе. И вот эта оценка, исходя из того, что несправедливость в отношении лидеров оппозиции приведет к массовому протесту на улице.
    ...
    То, что Навальный сам принимал решение вернуться, но любое решение принимается в определенной атмосфере. И если сейчас поднять все выступления и все распечатки даже у вас на «Эхо Москвы», то вы видите, что все политические оппоненты власти в один голос говорили, что если Навальный не вернется, он будет просто блогером, а если он вернется и даже пусть его посадят — он превратиться в политика. Вот нам нужен политик. Блогеры и просто оппозиционеры за границей нам не нужны. И они его подталкивали, они как бы говорили: «Ты хочешь быть политиком? Возвращайся». А выносить на публичное обсуждение такие вопросы… Ну, если бы Ленин выносил с большевиками на обсуждение, где ему быть лучше: в Цюрихе, в Разливе или в Петрограде на броневике, состоялась бы революция или нет?


Я с самого начала считала, что решение вернуться было мужественным, жертвенным, но глубоко ошибочным.

Совершенно не нужно становиться жертвой режима, чтобы быть политиком и действующим оппозиционером. Для этих целей достаточно быть дееспособным -- хоть Цюрихе, хоть в Париже, хоть в шалаше. Ремчуков не без оснований упомянул Лукича: в чем-в чем, а в неуспехе революции его упрекнуть нельзя.

Какая-то все-таки безумная идея, что надо сесть в тюрьму, отдаться в мохнатые лапы режима, который тебя же Новичком травил-недотравил, чтобы... чтобы что?

Поэтому да, к сожалению, я считаю, что все, кто остался еще живой в Эрефии, должны бежать оттуда семимильными шагами.
Subscribe

  • Какая странная страна

    Если не сказать — мерзкая. Там человеку в реанимации НЕ дают телефона. Это же против всех мыслимых правил. Против вообще всего мыслимого.

  • В ответ на мой пост о том, что люди меняются

    Пришел ответ: Конечно не меняются. Меняются интересы и пристрастия. Да и то поверхностно. Конечно меняются (без запятой, как в оригинале). Просто…

  • Феномен, однако

    Что меня до сих пор удивляет, так это внезапный дефицит туалетной бумаги в начале пандемии. Казалось бы, где вирус и где бумага? И это — в Америке,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Какая странная страна

    Если не сказать — мерзкая. Там человеку в реанимации НЕ дают телефона. Это же против всех мыслимых правил. Против вообще всего мыслимого.

  • В ответ на мой пост о том, что люди меняются

    Пришел ответ: Конечно не меняются. Меняются интересы и пристрастия. Да и то поверхностно. Конечно меняются (без запятой, как в оригинале). Просто…

  • Феномен, однако

    Что меня до сих пор удивляет, так это внезапный дефицит туалетной бумаги в начале пандемии. Казалось бы, где вирус и где бумага? И это — в Америке,…