January 23rd, 2020

FM

Я резко старею, и потому все чаще вспоминаю

В двенадцать лет я оказалась в интернате. Это был не самый плохой, видимо, интернат, в Варшаве, в школе при посольстве СССР в ПНР.

Но для меня это был шок. Из бабушкиных (иногда довольно душных) объятий — прямо в комнату на тринадцать человек. Потом это сократилось до двух, но первый год был — на тринадцать.

Одной из самых запомнившихся историй была такая: ночью девочки в этом интернате играли в игру: скажи честно кому-то все, что ты думаешь о ней. Этот “кто-то” всегда менялся, по случайному или не случайному выбору.

Естественно, одной ночью я оказалась целью. Бог мой, я даже подумать не могла, сколько у них накопилось против меня! Главная проблема была: я — эгоистка.

Это, скорее всего, означало: я не умею читать социальные маркеры. Нет, я не буду отрицать, я люблю себя. Но с тех пор, возможно преувеличенно и неадекватно, я стараюсь хотя бы пытаться считывать социальные маркеры других.

Поэтому мне не насрать, хотя на самом деле, может, и насрать.

This entry was originally posted at https://ninazino.dreamwidth.org/2241722.html